КУМЖА (Salmo trutta)

Кумжа,  або  Ласось-таймень

Photo © Carol McDougall / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © Carol McDougall / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

 

Места регистраций:

Гродненская обл. - Островецкий, Сморгонский р-ны

Семейство Лососевые (Salmonidae).

В недалёком прошлом эта проходная рыба по Неману и Вилии, Западной Двине и Бугу кумжа заходила в пределы Беларуси, но в меньших количествах, чем лосось. С 1950-х годов численность кумжи повсеместно снизилась, в том числе и в Беларуси. Основная причина заключалась в зарегулировании рек плотинами гидроэлектростанций, перекрывших пути нерестовых миграций. Немаловажную роль в снижении численности сыграло также обмеление и загрязнение водотоков. С середины 60-х годов кумжа в Беларуси считалась исчезнувшим видом. Проведенные в конце 90-х годов прошлого века исследования показали, что кумжа еще заходит на нерест в водотоки Беларуси по р. Вилия, впадающей в р. Неман ниже плотины Каунасской ГЭС. Нерест протекает в небольших реках и ручьях (притоки р. Вилия 1-го порядка), а также в самой реке Вилия. Основные нерестовые притоки расположены на нижнем участке р. Вилия (в пределах Беларуси). Отдельные особи поднимаются выше по течению и доходят до самой плотины Вилейского водохранилища. 

Кумжа в море. Photo © Ecomare, Peter van der Wolf. CC BY-NC 3.0
Кумжа в море. Photo © Ecomare, Peter van der Wolf. CC BY-NC 3.0

Обычная длина тела 30-70 см, масса тела 1-5 кг. Максимальные размеры кумжи до 1 м при массе до 12 кг. Как исключительный пример приводят балтийскую кумжу длиной 1,4 м и массой 23,6 кг. В настоящее время обычная масса рыб, поднимающихся на нерест в водоемы нашей страны, не превышает 5 кг. 

Кумжа отличается от атлантического лосося окраской тела и меньшими размерами. Тело вытянутое, торпедообразное, покрыто мелкой, плотно сидящей чешуей. В боковой линии 118-120 чешуй. Голова удлиненная. Рот большой. На челюстях много мелких, загнутых внутрь, острых зубов. Спинной плавник короткий, расположен над брюшным. В спинном плавнике 3-5 неветвистых и 8-11 ветвистых лучей, в анальном плавнике 2-4 неветвистых и 8-9 ветвистых лучей. За спинным плавником расположен небольшой, в виде складки, жировой плавник. 

Photo © Ilja Fescenko / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © Ilja Fescenko / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

В период морского нагула имеет серебристую, иногда с желтоватым оттенком окраску. Молодь кумжи до ската в море совершенно неотличима от молоди ручьевой форели. У молодых особей (пестряток) спина темно-бурая, бока желтовато-серые, брюшко светлое, с желтоватым оттенком. На боках тела имеются широкие, темно-серые поперечные полосы. Спинной плавник желтовато-серый с темными и красными пятнами. Анальный, грудные и брюшные плавники лимонно-желтые, передний край анального плавника белый. Хвостовой плавник оранжево-желтый, края оранжевые. По верхнему краю жирового плавника проходит оранжевая каемка, реже - оранжевое или розовое пятно. Голова и тело покрыты темными пятнами округлой формы. Вдоль боковой линии, а также выше и ниже нее имеются оранжевые и красные пятна.

Photo © kumpelblase / iNaturalist.org CC BY-NC-SA 4.0
Photo © kumpelblase / iNaturalist.org CC BY-NC-SA 4.0

Проходной вид, совершает значительные по протяженности миграции к местам нереста. К биологическим особенностям вида относится более выраженная привязанность и способность питаться в пресной воде. Биология кумжи только немногим отличается от биологии лосося. Растет кумжа несколько медленней последнего.

Взрослые особи нагуливаются в море и в эстуариях рек, в реки Беларуси заходят только на нерест. Данные о сроках, которые молодь кумжи  проводит в реке, разнятся. Ранее указывалось 3-4 года, а иногда и до 7 лет. По более поздним сведениям, кумжа бассейна Балтийского моря обычно покидает пресную воду на 2-м или 3-м году жизни. Видимо, здесь более приемлемо предположение, что 2-3 года молодь придерживается нерестовых водотоков, а затем постепенно начинает скатываться в море (Плюта, 2015). Такое предположение вполне объясняет небольшое количество кумжи возраста старше 4 лет. Морской период жизни до первого нереста длится 2-3 года, но отдельные особи могут возвращаться в реки и через год. В реках кумжа поднимается не так высоко, как лосось, изредка заходит в пойменные озёра. Находясь в реках, кумжи продолжают питаться, чего не делают настоящие лососи.

Предельный возраст кумжи не превышает 19 лет.

Photo © Rupert Fleetingly / Leaping Sea Trout / CC BY-SA 2.0
Photo © Rupert Fleetingly / Leaping Sea Trout / CC BY-SA 2.0

Все проходные лососи обитают в морской воде, а на нерест приходят в речную, пресную воду. Имеются сведения, что иногда на зимовку кумжа поднимается из моря в реки. Основные нерестилища находятся в притоках нижнего течения Немана. Нерестовая миграция кумжи из Балтийского моря в бассейн Немана начинается в середине августа, а в отдельные годы уже в июле. Подходя к порогам, рыбы некоторое время (до суток) отдыхают, а потом преодолевают препятствие. Кумжа может преодолеть полутораметровое препятствие.

Хоминг (свойство рыбы возвращаться в реку, где она родилась) у кумжи развит слабее, чем у лосося, поэтому она во время нерестовой миграции может заходить для размножения и в другие подходящие для нереста реки. К нерестилищам, расположенным на территории Беларуси, производители кумжи поднимаются к началу октября-ноября.

Photo © Bryan Smith / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © Bryan Smith / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

В водоемах Беларуси нерест протекает в октябре-ноябре при температуре воды 3-5°С, в теплые годы - до конца декабря. Самки кумжи созревают в возрасте 4-6 лет, а самцы проходных лососёвых могут созревать уже в 2-летнем возрасте при длине 20 см, не выходя в море. Это так называемые карликовые самцы, половые продукты у которых такие же, как и у самцов, выросших в море. Все наши лососёвые нерестятся на практически сходных участках русла рек или ручьев, используя в качестве субстрата песчано-галечный или каменисто-галечный грунт. Протяженность одного нерестилища в длину редко превышает 20 м, а глубина водотока в месте размножения обычно не превышает полуметра, скорость течения воды колеблется от 0,5 до 1 м/сек.

Скиншот видео TUT.BY на youtube.com. Ручей Тартак, Островецкий р-н, Гродненская обл.
Скиншот видео TUT.BY на youtube.com. Ручей Тартак, Островецкий р-н, Гродненская обл.

Как правило, в процессе размножения принимает участие одна самка и несколько самцов. Более крупная, чем самцы, самка расчищает дно водотока от обрастаний и ила, а также от сносимых течением небольших веточек, листьев и другого мусора и делает в грунте яму, в которую после оплодотворения она зарывает отложенную и оплодотворенную икру. Пока самка занята устройством «гнезда», самцы держатся в ближайших укрытиях. Они поочередно подходят к нерестовой яме, где происходит вымет и оплодотворение икры. В это время рыбы ложатся 

на бок и за счет волнообразных движений тела зарывают икру в грунт, образуя над ямой так называемый нерестовый бугор. Крупные самки кумжи, в отличие от форели, могут нереститься повторно, вырывая несколько гнезд на участке русла реки. После завершения нереста рыбы начинают уходить в море, при этом часть рыб погибает, остальные скатываются в море, где вновь приобретают серебристую окраску. В следующем сезоне или через год они вновь возвращаются в нерестовые реки. Изменения, происходящие с кумжой во время миграции, имеют гормональную природу и обратимы, но большинство самцов и около половины самок гибнут.

Photo © Philip Mark Osso / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © Philip Mark Osso / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

Икра в нерестовом бугре развивается медленно, до 5,5 месяцев. Выклев личинок происходит весной (в марте-апреле). Однако еще больше месяца они лежат неподвижно между галькой, живя за счет собственных ресурсов (желточного мешка). После выхода из гнезда молодь переходит к активному образу жизни в реке. Вначале она держится недалеко от нерестилищ, на участках с песчано-галечным грунтом и небольшой глубиной (0,15–0,5 м).

Photo © kenady_campbell / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © kenady_campbell / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

Первым кормом лососёвых является планктон и мелкие личинки насекомых, а также дрифт – сносимые течением мелкие организмы и детрит. Через полгода молодь достигает веса 15 г при длине 10 см и начинает кормиться более крупными объектами, бокоплавами, ручейниками, насекомыми, которые упали на поверхность воды. Смолты кумжи (молодь, которая начинает скатываться в море) на втором году жизни кормятся в основном некрупными видами рыб: гольяном, гольцом и подкаменщиком. 

Взрослые проходные лососёвые проводят в море несколько лет, питаясь салакой, килькой, песчанкой, трехиглой колюшкой и корюшкой.

Photo © David Renoult / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © David Renoult / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

Самым изученным является ручей Тартак, протекающий в Островецком р-не и являющийся левым притоком Вилии. Длина 5 км.

В первые годы наблюдений численность нерестовых бугров кумжи на ручье Тартак не превышала 10 (в 1999 г. – 7). С 2004 по 2010 гг. наблюдалось стабильное увеличение количества нерестовых бугров и, соответственно, зашедших на нерест производителей. Если в 2004 г. было отмечено 20 нерестовых бугров, то в 2008 г. их уже было 32, а в 2010 г. – 66.  Затем численность нерестовых бугров стабилизировалась на уровне чуть более 50 штук на 1 км русла водотока. С 2014 г. наблюдается снижение численности нерестовых бугров на участке пункта мониторинга. Такие колебания численности характерны для лососевых видов рыб и зависят от многих факторов. Это и уровень воды в водотоке, и температура воды во время инкубации икры, и численность предыдущих генераций. Эти факторы в достаточно большой мере влияют на выживаемость молоди и, в конечном итоге на урожайность (численность) генерации определенного года. От этого зависит и количество заходящих на нерест производителей. 

Photo © Jon Sullivan / iNaturalist.org CC BY 4.0
Photo © Jon Sullivan / iNaturalist.org CC BY 4.0

Наличие потенциальных нерестово-выростных угодий водотока ограничена, в связи с чем на одном и том же нерестилище может происходить нерест нескольких пар производителей. В результате рыбы, зашедшие на нерест позже, могут повреждать нерестовые бугры отнерестившихся ранее рыб. 

Оптимальная экологическая емкость пункта мониторинга на р. Тартак составляет порядка 50 нерестовых бугров. Благодаря мероприятиям, проведенным волонтерами общественных организаций, производители кумжи имеют возможность нереститься в верхней части водотока (нерестово-выростные угодья расположены выше дорожного коллектора). Соответственно, снижение численности нерестовых бугров на пункте учета обусловлено и тем, что часть рыб нерестится на участке водотока, расположенного выше пункта учета.

Photo © Mel Kelley / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © Mel Kelley / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

На верхнем участке водотока проведение корректного визуального учета затруднено по объективным причинам, поэтому можно говорить только о примерном количестве нерестовых бугров на данном участке. Кроме того, в 2015-2016 гг. визуальные наблюдения на нижнем участке мониторинга были невозможны из-за его подтопления. Из-за резкого потепления на реке Вилия образовались заторы льда, вызвавшие подъем воды. В целом, благодаря проводимым охранным мероприятиям произошло постепенное увеличение численности заходящих на нерест производителей, и в настоящее время состояние популяции кумжи в Беларуси можно охарактеризовать как стабильное. 

Фото TUT.BY. Ручей Тартак, Островецкий р-н, Гродненская обл.
Фото TUT.BY. Ручей Тартак, Островецкий р-н, Гродненская обл.

В качестве основных мест исследования в 2010-2011 гг. были выбраны притоки реки Вилия в Островецком р-не Гродненской обл. - ручей Тартак и реки Кемелина, Сенканка и Дудка. Поскольку в водотоках встречается и жилая форма кумжи (форель) учет молоди проводили совместно для обоих форм (на стадии пестрянки они не различимы), с четырех лет все особи относились к жилой форме. 

В мае-июне 2011 года оценивались численность молоди лососевых видов рыб (мальков) и их места локализации. В этот период мальки еще держались неподалеку от мест нереста – возле бывших гнезд. В пределах бобровых прудов в этот период времени молоди лососевых не было зафиксировано.  

В реке Кемелина наибольшая плотность мальков наблюдалась на протяжении нижнего участка на местах с галечным дном. В среднем, в пересчете на весь нерестовый участок плотность мальков составила около 250 экз. на 100 м русла водотока. 

Photo © Phil P. / iNaturalist.org CC BY-NC-SA 4.0
Photo © Phil P. / iNaturalist.org CC BY-NC-SA 4.0

На реке Дудка молодь лососевых была распределена крайне неравномерно: в самой нижней и верхней частях нерестового участка она не отмечалась вообще, в средней части (между первым и вторым бобровыми прудами) – была довольно высока. В среднем, в пересчете на весь нерестовый участок плотность мальков составила около 160 экземпляров на 100 м русла водотока. 

На ручье Тартак молодь отмечалась на протяжении всего нерестового участка (за исключением бобрового пруда). Наибольшее скопление мальков наблюдалось в средней части, выше пруда, где плотность молоди доходила до нескольких десятков на м². По всей видимости, в этой части ручья собралась молодь, вытесненная с бугров на участке подпора воды, вызванного восстановлением бобрами плотины. В среднем, в пересчете на весь нерестовый участок плотность мальков составила около 1200 экземпляров на 100 м русла водотока. 

На реке Сенканка была отмечена наименьшая плотность молоди лососевых из всех исследованных лососевых водотоков. Молодь лососевых отмечалась лишь в верхней части нерестового участка, выше по течению от бобровых прудов. В среднем, в пересчете на весь нерестовый участок плотность мальков составила около 50 экземпляров на 100 м русла водотока. 

Photo © Philip Mark Osso / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © Philip Mark Osso / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

Во всех исследованных водотоках мальков лососевых в этот период (июнь) в бобровых прудах не было обнаружено. 

Оценка численности молоди лососевых рыб проводилась в сентябре 2010 и 2011 годов. В ходе учетов отмечалась только молодь кумжи, в том числе 

смолты. Молоди семги отмечено не было. Основная причина – высокий уровень воды, из-за чего лов в р. Вилия оказался мало эффективным, а, по-видимому, именно там в этот период (осень) держится молодь семги. 

Плотность молоди кумжи в сентябре 2010 года в среднем на 100 м русла составила: в ручье Тартак - 70 экз., в р. Кемелина - 10 экз.,  в р. Дудка - 5 экз., в р. Сенканка - 1 экз.

Были выделены возрастные группы кумжи-форели. В р. Кемелина отмечены двухлетки (длина тела 12,5-13,8 см, масса 28-42 г) – 80% по численности и трехлетки (18,5-19,5 см, 102-108 г) – 20%. В руч. Тартак - сеголетки (6,3-6,9 см, 3-4 г) – 12%, двухлетки (10,8-16,5 см, 19-68 г) – 85% (из них один смолт) и трехлетки (21,6-25,0 см, 124-239 г) – 3%. В р. Сенканка отмечен один сеголеток, в р. Дудка – двухлетки (15,4 см, 48 г) – 29% и трехлетки (19,0-22,1 см, 94-152 г) – 71%. Низкий процент сеголетков указывает либо на неблагоприятные условия развития икры и молоди в текущем году, либо на повышенный снос личинки в русло р. Вилия во время аномально высоких весенних паводков 2010 г. 

Photo © tvp / iNaturalist.org CC BY-NC-ND 4.0
Photo © tvp / iNaturalist.org CC BY-NC-ND 4.0

Плотность населения молоди кумжи на момент проведения учета в 2011 г. в среднем на 100 м русла составила: в ручье Тартак - 37 экз., в р. Кемелина - 9 экз., вр. Дудка - 2 экз., в р. Сенканка - 3 экз. 

Во всех водотоках были выделены возрастные группы кумжи. В р. Кемелина сеголетки составили 47% от численности (длина тела по Смиту 6,9-9,8 см, масса 6-12 г), двухлетки – 6% по численности (18,0 см, 82 г), трехлетки – 41% по численности (19,6-23,0 см, 100-136 г), четырехлетки - 6% по численности (28,8 см, 258 г).  

В руч. Тартак сеголетки составили 47% от численности (6,8-7,5 см, 4 г), двухлетки – 42% по численности (13,2-17,8 см, 20-70 г) и трехлетки – 4% по численности (22,7 см, 128 г).  

В р. Сенканка сеголетки составили 32% от численности (7,3-9,8 см, 4-12 г), двухлетки – 58% по численности (17-21,3 см, 64-117 г) и трехлетки – 10% по численности (25,8 см, 214 г). 

В р. Дудка сеголетки составили 50% от численности ( 8,1-8,8 см, 6-8 г), двухлеток не отмечено, трехлетки – 38% по численности (23,1-25,2 см, 136-176 г), четырехлетки - 12% по численности (29,2 см, 262 г).  

Высокий процент сеголетков позволяют сделать вывод о значительно лучших условиях воспроизводства и развития молоди, которые сложились в текущем году по сравнению с предыдущим. 

Photo © Antonio Xeira / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © Antonio Xeira / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

В 2011 г. в большинстве исследуемых водотоков наблюдается значительно более низкий процент двухлетков, в р. Дудка эта возрастная группа вообще не была зафиксирована. В то время как при исследованиях в прошлом году данная возрастная группа значительно преобладала над сеголетками, что еще раз подтверждает выводы сделанные в 2010 году, об крайне неблагоприятных условиях развития икры и молоди в этот год. Исключение составляет р. Сенканка, где облов из-за высокого уровня воды в прошлом году был затруднен, но при этом все же был учтен один экземпляр сеголетка. В 2011 же году, в данном водотоке поколение 2010 года преобладало (двухлетки составили 58%). 

Заметно, что темпы роста в руч. Тартак несколько меньше, чем в остальных водотоках, что указывает на усиление внутривидовой конкуренции за питание в условиях более высокой численности в этом водотоке, при том, что он является самым маленьким из обследованных водотоков. Наиболее же лучший рост наблюдается в р. Сенканка, что связано как с невысокой численностью молоди кумжи в данном водотоке, так и с большими размерами, а, следовательно, и кормовой емкостью, данного водотока. 

Photo © Cullen Hanks / iNaturalist.org CC BY 4.0
Photo © Cullen Hanks / iNaturalist.org CC BY 4.0

Кроме этого видно, что в значительной степени во всех водотоках преобладают возрастные группы 0+ и 1+. Данный факт указывает, на то, что большинство молоди начинает скатываться в море с возраста 1+ и является собственно кумжей, меньшая же часть остается в данных водотоках и образует местную форму - форель. В большей степени скат выражен в руч. Тартак и р. Сенканка, в меньшей в р. Дудка и р. Кемелина. 

Для оценки влияния бобровых прудов, как мест нагула молоди лососевых, были проведены обловы бобровых прудов на ручье Тартак, реках Сенканка и Дудка. В ручье Тартак в бобровом пруду было отловлено 2 экземпляра сеголетков, 2 двухлетка и 1 трехлеток кумжи, в реке Дудка – по одному экземпляру сеголетка и трехлетка кумжи. В реке Сенканка молоди лососевых в  пруду зафиксировано не было. Плотность населения молоди кумжи в бобровых прудах на руч. Тартак составила 6 экз. на 100 м русла, в р. Дудка – 1 экз. Таким образом, плотность молоди в естественном русле водотоков оказалась в 2-7 раз выше, чем в бобровых прудах.

Если сравнить плотность молоди лососевых по различным возрастным группам, то видно, что плотность сеголеток и двухлеток в прудах значительно меньше, чем на естественном русле, плотность же трехлеток примерно равна.

Черкас Н. Д. и др. "Сохраним редких рыб вместе!: методические рекомендации для хранителей лососей: семга, кумжа, форель". Минск, 2013. -30с.
Черкас Н. Д. и др. "Сохраним редких рыб вместе!: методические рекомендации для хранителей лососей: семга, кумжа, форель". Минск, 2013. -30с.

В 2013 г. были начаты более обширные (по охвату) исследования состояния популяции семги и кумжи в белорусских реках бассейна Вилии.

Исследования численности и биомассы молоди кумжи/форели в бассейне реки Вилия проводили на 16 станциях, из которых 3 были на самой Вилии в потенциально лососевых местах. К сожалению, на самой Вилии ни на одной из трех станций лососевых рыб не обнаружили. Лососевых рыб, также не было обнаружено в нижнем течении р. Сенканка. В остальных исследованных станциях молодь кумжи была.

Исследования возрастной структуры популяций показали, что в реках обитает жилая (ручьевая) форель и проходная форма – кумжа, которые представлены 5 возрастными группами (0+, 1+, 2+, 3+, 4+). В основном в популяциях преобладали молодые особи кумжи (0+, 1+, 2+) которые составляли около 86,2%. 

0+ возраст малька выклюнувшегося этой весной; 1+ перезимовавший малёк (более 12 месяцев). Смолт – молодь кумжи возраста 2+ и старше, которая начинает мигрировать обратно в море. В результате мониторинга молоди кумжи установлено, что в речках обитает сеголетков (0+) примерно - 600, а более старших групп - 1131 индивидов молоди кумжи. Основная часть молоди кумжи была установлена в р. Тартак - 0+ - 235, и > 0+ - 730 индивидов. Общая численность молоди кумжи в других речках была невелика. 

Photo © troutbum1374 / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © troutbum1374 / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

Река Кемелина правый приток Вилии, в которую впадает примерно в 6 км от границы с Литвой. Правый рукав почти сохранил естественное русло. На нем много каменисто-галечных участков дна, пригодных для нереста кумжи. Средняя численность кумжи возраста 0+ (сеголетки) – 0,25 экз/100 м², а возраста 1+ (годовички) – 1.33 экз/100 м². Численность молоди кумжи в Кемелине низкая, зато эта речка оказалась чемпионом по темпу роста 0+ группы кумжы/форели среди других рек – Дудка, Сенканки, Петропольского, Газянки и даже Тартака. Средние показатели длины и веса – 13,6 см и 19 г. Эти показатели оказались наивысшими во всем бассейне в 2013 г. 

Средняя численность ручьевой (местной) форели в возрасте 3+ и 4+ в р. Кемелина 0,17 экз/100 м², а средняя биомасса – 35,9 г/м². 

В зообентосе в количественном отношении преобладали личинки водных жуков – 26.6% , а по биомассе – ручейники – 54.5%. Не удивительно, что ручейников было больше всего в желудках исследованной молоди кумжи из Кемелины – 44.5% составили личинки, и 24.2% - имаго ручейников.

Кемелина имеет немалую продуктивную площадь, но при этом здесь зафиксирована низкая численность молоди кумжи. Возможно, основная причина – браконьерство.

Photo © Jeff Skrentny / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © Jeff Skrentny / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

Ручей Тартак левый приток Вилии, в которую впадает примерно в 15 км от границы с Литвой. Сливается он из двух ручьев. Один берет начало из озера, а второй собирает воду с холмов и родников. Вода прозрачная. Характер дна - песок с мелкой и крупной галькой. Берега покрыты лесом. Тартак – излюбленное место нереста кумжи. 

Средняя численность молоди лососевых рыб составляет 19,3 экз/100 м². Но в верховьях численность была ещё выше и достигала до 22,1 экз/100 м². Это очень высокий показатель ручьевой форели в Тартаке, как и во всех исследованных реках значительно меньше, чем кумжи, но и здесь Тартак держит первенство по численности и по биомассе. Средняя численность 1,76 экз/100 м², а средняя биомасса 295,7 г/100 м². 

Лет двадцать назад через реку построили грунтовую дорогу, а для речного потока под дорогой проложили две трубы. С тех пор в верховья Тартака стали недоступны для кумжи. В 2013 г. для помощи нерестовой миграции на Тартаке соорудили искусственный порог из камней. Благодаря ему поднялся уровень воды перед трубой. Незначительно, но достаточно для того, чтобы кумжа сделала удачный прыжок в трубу. Результат превзошел ожидания – 34 полноценных гнезда только в русле выше труб. Плюс порядка 30 гнезд в нижней части Тартака. Суммарный результат – около 70 гнезд! Это означает, что не менее 70 самок кумжи благополучно отнерестились на Тартаке. 

В бентосе Тартака, как и во всех лососевых речках преобладают поденки и ручейники. Но в отличие от других, в Тартаке оказалось много личинок мошек Simulidаe. По биомассе в Тартаке преобладали ручейники – 54,5%. Они-то оказались основным компонентом в питании кумжи реки Тартак. В желудках молоди возраста 0+ их было более 83%, а у годовичков (1+) ручейники составляли 58,2% всей массы желудка. И у молоди кумжи возраста 1+ в Тартаке была обнаружена в спектре питания рыба - 23%. Очевидно, что червей и личинок годовичкам кумжи в Тартаке не хватает. И она начинает потреблять себе подобных. 

Photo © Daniele Seglie / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © Daniele Seglie / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

Река Сенканка левый приток Вилии. Место впадения находится примерно в 18 км от границы с Литвой. Общая длина примерно 13,3 км. Нижняя половина Сенканки (до водохранилища) является нерестовой рекой для кумжи и форели. Много каменисто-галечных грунтов. В последние 4-5 лет здесь появилось много бобров. Они в нескольких местах перегородили русло своими плотинами. На Сенканке в 2013 г. было 16 (!) плотин, 7 из которых явно непроходные для мигрирующих лососей. Возможно как раз из-за этого данные мониторинга 2013 г. определили продуктивный участок реки всего в 3 км, а продуктивную площадь в 9000 м². Средняя плотность молоди кумжи в р. Сенканка возраста 0+ была 0,5 экз./100 м², а возраста 1+ и старше – 1,25 экз/100 м². По биомассе молоди кумжи возраста 0+ здесь 4.2 г/100 м², а биомасса молоди 1+ и старше 137,3 г/100 м². 

В Сенканке немало и ручьевой форели возрастной категории 3+, 4+. Вместе с Тартаком Сенканка держит первенство по количеству этого вида рыб среди других исследованных рек. Среднее количество – 1.06 экз./100 м², а средняя биомасса 188.4 г/100 м².

В зообентосе по численности преобладали личинки жуков - 25,2%, а по биомассе преобладали поденки – 42,8%. Личинки и имаго ручейников и преобладали в желудках молоди возраста 1+ в Сенканке. По массе составляли почти 50% содержимого. На втором месте были поденки – около 14,8%.

Сенканка в последние годы теряет большое количество нерестовых участков из-за деятельности бобров. Очень важно отрегулировать их численность на этом притоке Вилии в 2014-2015 гг. и освободить ее от бобровых плотин. 

Photo © catchang / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © catchang / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

Река Дуда / Дудка правый приток Вилии. Место впадения примерно в 36 км от границы с Литвой. Не исключено, что ранее в нее заходил и лосось. Дно на большом протяжении Дуды выложено галькой и крупными камнями. При достаточно водном потоке заход семги мог быть. Но в период увлечения мелиорацией Дуду в верховьях спрямили. А левый рукав – Дудка – канализирован почти полностью. Расход воды сократился. Дуда также, как Сенканка испытывает сильное влияние бобров. В 2013 г. насчитали в Дуде 8 бобровых плотин. 

Мониторинг молоди лососей показал, что если в Дуде плотность сеголетков (0+) кумжи - 5 экз/100м², то в канализированной Дудке всего 0,4 экз/100 м². Молоди возраста больше 0+ соответственно 2,5 экз/100 м² и 0,7 экз/100 м². 

На Дуде, в отличие от других исследованных рек, молоди возраста 0+ было больше, чем других возрастных групп. Такая картина повторилась еще только на ручье Петропольском. 

По количеству в зообентосе преобладают поденки – около 30% и приблизительно столько же жуков. По биомассе же в этих речках преобладают ручейники – 56,7%. Желудки молоди здесь не исследовались.

Photo © Reiner Richter / iNaturalist.org CC BY-NC-SA 4.0
Photo © Reiner Richter / iNaturalist.org CC BY-NC-SA 4.0

Река Газовка (Газянка) левый приток и впадает в р. Вилия примерно в 30 км от границы с Литвой. На протяжении 9,6 км в верхнем течении русло канализовано. На Газовке также имеются бобровые плотины. Кроме того, недалеко от реки находится свиноферма. Очистные сооружения примитивны, и часто скопившиеся нечистоты сливаются в сторону 

Газовки, которая протекает всего в 170 м от свинокомплекса. 

По итогам мониторинга 2013 г., в ней оказалась самая низкая плотность молоди кумжи возраста 0+ всего 0,33 экз/100 м² и самая низкая их биомасса – 1,3 г/100 м². Не густо в Газовке и форели ручьевой – 0,17 экз./на 100 м². 

В зообентосе преобладали поденки, на втором месте жуки. Зато по биомассе в Газовке преобладали водные клопы Aphelocheirus aestivalis 46% и меньше всего ручейников.

Photo © Cullen Hanks / iNaturalist.org CC BY 4.0
Photo © Cullen Hanks / iNaturalist.org CC BY 4.0

Ручей Петропольский левый приток Вилии. Летнее время очень мелководный, средняя глубина не более 15-20 см. Из-за маловодности трудно ожидать, что сюда может заходить на нерест кумжа. Но подходящее для нереста песчано-галечное дно ручья, чистая вода и высокая скорость течения все-таки привлекает сюда эту рыбу. Во время мониторинга 2013 г. там также была исследована одна станция. 

Плотность молоди кумжи возраста 0+ была немалой – 11 экз./100 м², значительно больше, чем более старших групп – 1 экз/ 100 м² в этом ручье и больше, чем в других притоках Вилии. Возможно, что как раз маловодность делает ручей Петропольский подходящим местом для возрастной группы 0+, тогда как более старшие рыбы и другие виды, которые играют роль хищников, здесь не задерживаются. 

В бентосе как по количеству, так и по биомассе значительное первенство держат поденки. В общей биомассе их более 45%.

Photo © nadaci / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © nadaci / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

Итог мониторинга молоди кумжи в бассейне реки Вилия, 2013 г.

Высокая численность молоди кумжи отмечена лишь в одной речке - Тартак, в которой средняя численность составляет 19,3 экз/100 м². B некоторых местах в верховьях была ещё выше и достигала до 22,1 экз/100 м². Высокий уровень численности молоди кумжи/форели отмечен на Петропольском ручье - 12 экз/100 м², однако потенциальная продуктивность этого ручья невелика по сравнению с другими лососевыми речками. 

Средний уровень численности молоди кумжи установлен на р. Дудка – Дуда и составляет 3,2 экз/100 м². В остaльных, на первый взгляд неплохих лососевых речках - Газовка, Сенканка и Кемелина, средняя численность низкая – 0,81-1,75 экз/100 м². 

Photo © Quentin Groom / iNaturalist.org Public domain
Photo © Quentin Groom / iNaturalist.org Public domain

В исследованных в 2013 г. реках в основном доминировала 1+ молодь кумжи. Сеголетки 0+ преобладали только в самых маленьких ручьях, например в Петропольском они составляли около 92%, а в Дуде их часть в популяции составляла 66,7% от всех пойманных лососевых рыб в реке. В других реках сеголеток было меньше и варьировало в пределах 17-29%. 2+ индивиды были установлены только р. Дудка и составляли около 42,8% популяции.

Анализ длины и веса молоди дает представление о темпах роста в разных притоках Вилии. Наивыший темп роста 0+ группы кумжи отмечен в р. Кемелина. Хороший темп роста в Тартаке. Однако численность молоди кумжи в Тартаке намного выше, чем в р. Кемелина. Это может быть основной фактор, определяющий разницу в темпах роста молоди в этих реках. В других исследованных реках средний темп роста группы 0+ был низкий. 

Темп роста 1+ возрастной группы молоди кумжы в р. Тартак снижается по сравнению с другими реками. Биологические показатели 1+ возрастной группы молоди кумжы в руках Сенканка, Кемелина, Газовка, Дуда изменяется незначительно, а темп роста был средний.

Photo © Jeff Skrentny / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © Jeff Skrentny / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

Как уже указывалось выше, наиболее существенным фактором, оказывающим влияние на экологию и воспроизводство лососевых видов рыб, является процесс зарегулирования водотоков. Бобровые плотины, несомненно, являются препятствием при прохождении лососевых видов рыб к местам их нереста и значительно сокращают протяженность нерестовых угодий. В 2010-2011 гг. основными объектами исследования являлись проходные лососевые рыбы – кумжа и семга на притоках реки Вилия в Островецком р-не Гродненской обл. - ручье Тартак и реке Дудка.

Начиная с начала нынешнего столетия количество бобровых прудов и их размеры с каждым годом возрастали, вплоть до 2010 года. Особенно большое количество плотин наблюдалось в пределах нерестового участка (0,8-0,9 км от устья) на реке Дудка в 2008 и 2009 годах (4 и 6 соответственно). В ручье Тартак в эти годы в пределах нерестового участка (1 км от устья) фиксировались по 2 плотины. Весной 2010 г. в результате аномально высокого паводка все бобровые плотины были смыты. Осенью того же года бобры восстановили большинство плотин. В ручье Тартак в пределах нерестовых участков была зафиксирована 1 плотина, причем в плотине перед нерестом лососевых был сделан проход. В реке Дудка плотин было 3.

Photo © Sascha Schulz / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © Sascha Schulz / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

В первую половину 2011 г. бобры продолжали строить и наращивать свои плотины, но к нерестовому периоду лососевых количество плотин значительно снизилось благодаря целенаправленному отлову бобров и разрушению их плотин. В пределах нерестовых участков в ручье Тартак бобровых прудов не осталось, в реке Дудка бобрами были восстановлены почти все плотины, но осенью часть бобров было отловлена, а плотины разобраны волонтерами. К началу нерестового периода лососевых бобры все же восстановили две плотины. 

Таким образом, численность и размеры бобровых прудов на исследуемых водотоках подвержены значительным изменениям под влиянием природно-климатическим и антропогенных факторов.

Photo © Robby Deans / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © Robby Deans / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0

Наибольшее количество нерестовых бугров проходных лососевых видов 

рыб в годы, когда проводились исследования, фиксировалось на ручье Тартак. 

До 2010 г. количество гнезд в этом водотоке колебалось от 24 до 32. В 2010 г. было отмечено рекордное количество бугров - 66, в 2011 немного меньше – 54 гнезда. Основной причиной увеличения количества нерестовых гнезд, по  всей видимости, послужило снижение численности бобров после их отлова и проделывание прохода через единственную 

оставшуюся плотину (в предыдущие годы плотин было 2-3). В 2011 же году бобровых плотин в период нереста на ручье, в пределах нерестового участка, не осталось. 

Исходя из расположения бугров, можно сделать вывод, что строительство бобрами плотин и прудов в значительной степени оказывает влияние на нерест лососевых видов рыб, что подтвердило данные исследований в 2007 и 2008 годах, когда было показано, что плотины высотой более 1,5 м являются непреодолимой преградой для идущих на нерест производителей рыб. Участки водотоков, занятые прудами, становятся непригодными для нереста лососевых, и, таким образом, в значительной степени сокращаются нерестовые площади.

Фото TUT.BY. Ручей Тартак, Островецкий р-н, Гродненская обл.
Фото TUT.BY. Ручей Тартак, Островецкий р-н, Гродненская обл.

Особенно показательным является факт, что в ручье Тартак на месте, где в 2010 г. был бобровый пруд, и бугров не фиксировалось, в 2011 г. было отмечено 4 гнезда. В реке Дудка до 2010 г. отмечалось от 2 до 7 гнезд. Наибольшее количество гнезд в этот период было отмечено в 2008 г., когда бобровых плотин в пределах нерестового участка было отмечено 4, и 2 нижние из них высотой 0,8 и 1,0 м оказались проходимыми для производителей. В 2009 г. количество плотин увеличилось до 6 и уже вторая от устья плотина, высотой 1,7 м, оказалась непреодолимой для рыбы, о чем  свидетельствует отсутствие гнезд выше второго пруда. Кроме этого бобровые пруды заняли более половины протяженности всего нерестового участка. Гнезд было отмечено всего 2 – перед первой и перед второй плотиной.  

В 2010 г. к декабрю бобры восстановили 3 плотины. Две нижние высотой 0,4 и 0,3 м, существенно не повлияли на нерестовый ход, верхняя  - высотой 1,2 м оказалась непреодолимой для рыбы. Всего в этом году было зафиксировано 14 нерестовых бугров, причем значительное количество отмечено в верхней части нерестового участка, где в предыдущие годы гнезд не фиксировалось. 

В 2011 году на реке Дудка, к декабрю месяцу, осталось всего 2 плотины – нижняя высотой 0,4 м и верхняя в конце участка высотой 1,7 м, которая, собственно, и ограничивает протяженность нерестового участка. Всего было отмечено 10 гнезд, большинство из них располагались в верхней части участка.

Доказано, что бобровые пруды, возведенные на лососевых водотоках, в значительной степени влияют на нерест лососевых видов рыб. Плотины высотой более 1,5 м являются непреодолимой преградой для идущих на нерест производителей рыб. Участки водотоков, занятые прудами, становятся непригодными для нереста лососевых. 

По органолептическим свойствам уступает семге; но ценится также высоко.

Photo © Philip Mark Osso / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © Philip Mark Osso / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © Cullen Hanks / iNaturalist.org CC BY 4.0
Photo © Cullen Hanks / iNaturalist.org CC BY 4.0
Photo © John Zablocki / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © John Zablocki / iNaturalist.org CC BY-NC 4.0
Photo © Alexandre Roux / Flickr. CC BY-NC-SA 2.0
Photo © Alexandre Roux / Flickr. CC BY-NC-SA 2.0
Photo © U.S. Fish and Wildlife Service. Public domain
Photo © U.S. Fish and Wildlife Service. Public domain

Литература

1. Жуков П. И. (ред.) "Рыбы: Популярный энциклопедический справочник (Животный мир Белоруссии). Минск, 1989. -311с.  

2. Гричик В. В., Бурко Л. Д. "Животный мир Беларуси. Позвоночные : учеб. пособие" Минск, 2013. -399 с.

3. Плюта М. В., Лещенко А. В. "Состояние кумжи в Беларуси" / Актуальные проблемы зоологической науки в Беларуси: Сборник статей XI Зоологической Международной научно-практической конференции, приуроченной к десятилетию основания ГНПО «НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам», Беларусь, Минск. Т. 1, 2017. С.324-327 

4. Полуцкая Н. Е. "Балтийские лососи и места их обитания в Беларуси". Гродно, 2013 -24с.

5. Лещенко В. А., Плюта М. В. "Оценка численности молоди лососевых видов рыб и использования ими бобровых прудов в качестве нагульных водоемов в нерестовых лососевых водотоках Беларуси" / Вопросы рыбного хозяйства Беларуси: сборник научных трудов. Вып. 29. Минск, 2013. С.232-242

6. Лещенко В. А., Плюта М. В., Янута  Г. Г."Оценка влияния прудообразующей деятельности речного бобра на эффективность нереста проходных лососевых рыб в водотоках Беларуси" Вопросы рыбного хозяйства Беларуси: сборник научных трудов. Вып. 29. Минск, 2013. С.243-249

7. Плюта М. В. "Кумжа" / Красная книга Республики Беларусь. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды диких животных. 4-е изд. Минск, 2015. С.142-144

8. Черкас Н. Д. и др. "Сохраним редких рыб вместе!: методические рекомендации для хранителей лососей: семга, кумжа, форель" / Серия: Природоохранная библиотека АПБ / Минск, 2013. -30с.